Клуб Зрителей Таганки:  Звуковиды


Владимир Высоцкий: "Со спектакля "Добрый человек из Сезуана" началось мое знакомство с Театром на Таганке".

В спектакле были заняты выпускники Щукинского училища с курса Юрия Петровича Любимова - молодые юноши и девушки. Решили этот курс не распускать и спектакль сохранить. С этого спектак-ля мы и начали. "Добрый человек из Сезуана" - первый спектакль театра на Таганке.Уже в этом спектакле проявилась линия театра на поэзию и музыку. Брехт написал не только драматический текст, он еще написал несколько зонгов.
Зонги - это стихи, положенные на ритмическую основу. Зонги Брехта стали знаменитыми на весь мир.Например: "Зонг о баранах", "Зонг о дыме"... Их можно было просто прочитать со сцены, а можно было и исполнить. Мы пошли по второму пути. Наш советский поэт Слуцкий перевел эти зон-ги, и они поются на протяжении всего спектакля. Их исполняют почти все персонажи. Музыку к этим зонгам написали актеры нашего театра, Борис Хмель-ницкий и Анатолий Васильев. В самом начале спектакля они выходят - два бородатых человека, усаживают зрительный зал, про-сят людей успокоиться. Начинают петь от имени театра. Зонги иногда вводят вас в курс дела, иногда завершают какую-то сцену, иногда помогают точно определить, о чем в том или ином эпизоде шла речь.
Многие музыкальные фрагменты написаны для того или иного персонажа. Каждый персонаж имеет свою музыкальную тему, под которую он работает. Иногда эта музыка обязывает людей двигаться не так, как в жизни. Меняется пластический рисунок роли. Например: Петров, который играет цирюльни-ка, как бы подтанцовывает, потому что для него написана шуточная, фривольная музыка. Через несколько минут после прихода в театр вы уже будете разбирать, кто сейчас выйдет на сцену. Из-за кулис зазвучала мелодия того или иного персонажа. На мои выходы написана тревожная мелодия со свистом. И я хожу как бы прямыми углами. Подчеркиваю, что в этом городе прямые улочки. Для Зинаиды Славиной написана целая музы-кальная тема, которая позволяет вымарать несколь-ко страниц текста, довольно скучного, объяснительного текста.
Вместо этого она просто играет пантомиму под музыку, написанную специально для нее. Это еще одна сторона того, как используется музыка в этом спектакле. Музыка помогает развитию событий на сцене. Главная героиня кричит, когда поняла, что все ее надежды рухнули: "Он не любит! Не любит больше!.." Она уже не в состоянии больше говорить. И в это время выходят Хмельницкий и Васильев и поют замечательные стихи Марины Цветаевой "Мой милый, что тебе я сделала..." Но ближе всего для меня - это песни персонажей. Это похоже на то, что я делаю. Это песни действующих лиц, которые поются от первого лица. Их поет актер, но не от себя, а от персонажа, роль которого он исполняет.
Например в этом спектакле я играю роль безработного летчика. Его выгнали с работы, ему надо дать взятку начальнику ангара, чтобы его опять при-няли. Действие происходит не у нас, а у них, поэто-му там дают и берут взятки. Он пытается каким-то образом добыть двести серебряных долларов. Ему встречается девушка, обещает помочь. Но в конце второго акта он понимает, что все рухнуло, ничего не произойдет, денег он не достанет. И вот в сцене свадьбы этот безработный летчик выгоняет всех гостей со сцены, всех участников свадьбы. Свадьба рушится. В этот момент я играю так, что, как написал один критик, "пол ходит ходу-ном". Жилы набухают. Кажется, выше никуда не простучишься, уже потолок. Такое нервное напря-жение и такой уровень темперамента, что выше прыгнуть уже нельзя. И тогда на помощь приходит песня, "Песня о Дне Святого Никогда", которая по-зволяет вспрыгнуть еще на одну ступеньку выше, еще сильнее воздействовать на зрителя.
Песня моего персонажа - Янг Суна - не только не отвлекает людей от того, что происходит на сцене, а, наоборот, усиливает понимание характера человека, которого я играю. У моего персонажа есть и хорошие, и плохие черты. Он хочет снова поднять-ся в воздух и рассказывает о самолете, как о ка-ком-то чуде. Но в то же время он женится на де-вушке только из-за того, чтобы она ему дала деньги, чтобы каким-то образом он получил работу. В конце спектакля он превращается в обычного человека: жестокого и лживого - похожего на других персо-нажей пьесы. А изначально в нем было много хоро-шего. Со спектакля "Добрый человек из Сезуана" началось мое знакомство с театром на Таганке. Я увидел его на выезде, на сцене театра Маяковского, и был подавлен и смят. Ведь я воспитывался в Худо-жественном театре, в школе Художественного теат-ра, в реалистической школе, которая дала высокие образцы искусства. Я был подвинут в сторону теат-ра правдивости, театра переживаний.
Спектакль вызвал большой резонанс. Его очень многие не принимали. Особенно на уровне первом, на уровне кафедры. Считали, что это - ненужное искусство, красивость, вычурность, эстетство.
Странная пластика в этом спектакле - актеры ходят какими-то квадратами. А странного в этом ничего нет. Ведь имеется в виду какой-то старинный квартал, в котором маленькие улочки и переулки. Стоят условные тротуары, условные стены... А ходят так для того, чтобы обозначить улочки.
Но тех, кто отнесся к спектаклю благожелательно, было больше, и они вышли победителями. Симонов написал прекрасную статью, Капица нас под-держал.
Театр на Таганке возник в протесте, как и все настоящее искусство. В России поэтому так хорошо обстоит и с литературой, и с театром, что они раз-виваются в драматургии, в столкновении, в протес-те. Наш театр возник в протесте всеобщей мхатиза-ции, которая процветала в пятидесятых-шестидесятых годах в Москве. Говорили, что народ не поймет такого искусства. Рабочие не поймут, крестьяне не поймут. И театр взял да пригласил рабочих с не-скольких заводов. Рабочие сказали, что они поняли и до масс дойдет.
Первое время театр играл только спектакль "Доб-рый человек из Сезуана". Актеры играли с удовольствием, потому что это был боевой спектакль. Мы что-то пробовали, утверждали... Говорили, что мы можем существовать несмотря на то, что молодые. Но играть спектакль двадцать раз в месяц невы-носимо. Встал вопрос репертуара. Новый театр обыч-но создается с новым драматургом. Так возник Те-атр Шекспира, Театр Горького, Театр Чехова... Мы начали создавать Театр Брехта... Кстати, спектакль "Добрый человек из Сезуана" мы возили в ГДР на фестиваль "Диалог Брехта". Там работали только немецкие театры. Единствен-ный театр, приглашенный из-за рубежа, - наш те-атр со спектаклем "Добрый человек из Сезуана". И, несмотря на то что мы этот спектакль играем много лет, там он прозвучал как самый новый, са-мый свежий спектакль театра. А там зрители воспитаны на Брехте, видели очень много его постановок. И тем не менее этот спектакль приняли и професси- оналы, и просто зрители. Это было удивительно. У нас открылось второе дыхание. Мы играли спектакль, как в первый раз.



Hosted by uCoz